Аргонавты в Колхиде
12.09.2017 25 0.0 0

Когда аргонавты прибыли в Колхиду, великая богиня Гера и богиня Афина советовались на высоком Олимпе, как помочь Ясону добыть золотое руно. Наконец, решили богини идти к богине любви Афродите и просить ее, чтобы она повелела сыну своему Эроту пронзить золотой стрелой сердце Медеи, дочери Эета, и внушить ей любовь к Ясону. Знали богини, что одна лишь волшебница Медея может помочь Ясону в его опасном подвиге.

Когда обе богини пришли в Афродите, она была дома одна. Афродита сидела на богатом золотом троне и золотым гребнем расчесывала свои пышные кудри. Увидела вошедших богинь Афродита, встала им навстречу и ласково приветствовала их. Усадив богинь на золотые скамьи, выкованные самим Гефестом, спросила их богиня любви о причине их прихода. Богини рассказали ей, как хотят они помочь герою Ясону, и просили Афродиту велеть Эроту пронзить сердце Медеи. Согласилась Афродита. Простились богини с Афродитой, а она пошла искать своего шаловливого сына. Эрот в это время играл с Ганимедом в кости. Обыграл хитрый Эрот простодушного Ганимеда и громко смеялся над ним. В это время подошла к ним Афродита. Она обняла своего сына и сказала ему:

- Послушай, шалун. Я хочу поручить тебе одно дело. Возьми скорей твой лук и стрелы и лети на землю. Там, в Колхиде, пронзи стрелой сердце дочери царя Эета, Медеи, пусть полюбит она героя Ясона. Если ты исполнишь это, я подарю тебе ту игрушку, которую некогда сделала Адрастея для маленького Зевса. Только лети сейчас же, это нужно сделать скорее.

Эрот просил мать дать ему сейчас же игрушку, но мать, зная хитрого мальчика, не согласилась дать ему игрушку раньше, чем он исполнит ее поручение. Убедившись, что ему ничего не получить от матери раньше, чем выполнит он поручение, Эрот схватил свой лук и стрелы и быстро помчался с высокого Олимпа на землю в Колхиду, сверкая в лучах солнца своими золотыми крыльями.

Рано утром проснулись аргонавты. На совете решили они, что Ясон должен идти с сыновьями Фрикса к царю Эету и просить его отдать руно аргонавтам, если же откажет гордый царь, то только тогда прибегнуть к силе.

С посохом мира отправился Ясон во дворец к Эету. Густым облаком покрыла Ясона и его спутников богиня Гера, чтобы не оскорбили жители Колхиды героев. Когда герои подошли ко дворцу Эета, расступилось облако, и они увидели дворец Эета. Величествен был этот дворец. Высоки были его стены с множеством башен, уходящих в небо. Широкие ворота, украшенные мрамором, вели во дворец. Ряды белых колонн сверкали на солнце, образуя портик.

Все, что было во дворце Эета, все богатое убранство сделал ему Гефест в благодарность за то, что отец Эета, бог солнца Гелиос, умчал изнемогавшего в битве с гигантами Гефеста с флегрейских полей в своей золотой колеснице. Много чертогов окружало двор. В самом роскошном жил царь Эет со своей женой, в другом - его сын Абсирт; за красоту прозвали колхидцы Абсирта Фаэтоном (сияющим). В остальных же чертогах жила дочь Эета Халкиопа, жена умершего Фрикса, и младшая дочь Эета Медея, великая волшебница, служительница богини Гекаты.

Когда Ясон со своими спутниками вошел во двор у дворца Эета, из своих чертогов вышла Медея. Она шла навестить Халкиопу. Вскрикнула от изумления Медея, увидав чужеземцев. На крик ее вышла Халкиопа и увидала своих сыновей. Радуясь их возвращению, подбежала к ним Халкиопа. Она обнимает, целует своих сыновей, с которыми не думала больше увидаться. На шум вышел и Эет. Он зовет к себе во дворец чужеземцев и велит приготовить своим слугам роскошный пир. В то время когда Ясон обменивался приветствиями с Эетом, с высокого Олимпа опустился на своих золотых крыльях Эрот. Спрятавшись за колонной, натянул он тетиву своего лука и вынул золотую стрелу. Затем, невидимый для всех, Эрот встал за спиной Ясона и пустил свою стрелу прямо в сердце Медеи. Пронзила стрела ее сердце, и сразу почувствовала она любовь к Ясону.

Ясон пошел со своими спутниками во дворец Эета. Там пригласил их царь Колхиды возлечь за пиршественный стол. Во время пира Аргос рассказал Эету о том, как потерпел он со своими братьями кораблекрушение, как выбросили их бурные волны на остров Аретиаду и как нашли их там, умирающих от голода, аргонавты. Сказал также Аргос, зачем приехал Ясон с героями в Колхиду. Едва услыхал Зет, что Ясон хочет добыть золотое руно, как гневом сверкнули его очи и грозно сдвинул он брови. Не верит Эет, что за золотым руном приплыли герои, он думает: уж не завладеть ли властью над всей Колхидой замыслили сыновья Фрикса и с той целью привели с собой греческих героев? Эет осыпает упреками Ясона, он хочет прогнать его ив дворца и грозит ему казнью. Готовы были уже слететь гневные речи с уст Теламона в ответ на угрозы царя, но Ясон остановил его. Он старается успокоить Эета, уверяет его, что лишь за руном приплыли они в Колхиду, и обещает царю сослужить любую службу, исполнить любое поручение, если в награду царь отдаст ему золотое руно. Задумался Эет. Наконец, решив погубить Ясона, он сказал ему:

- Хорошо, ты получишь руно, но раньше исполни следующее мое поручение: распаши поле, посвященное Аресу, моим железным плугом, а в плуг запряги медноногих, дышащих огнем быков; засей это поле зубами дракона, а когда вырастут из зубов дракона закованные в броню воины, сразись с ними и перебей их. Если исполнишь ты это, получишь руно.

Ясон не сразу ответил Эету, наконец промолвил:

- Я согласен, Эет, но и ты исполни данное обещание, ведь ты знаешь, что я не могу отказаться от выполнения своего поручения, раз уже волей судеб прибыл я сюда, в Колхиду.

Сказав это, ушел Ясон со своими спутниками.

Когда Ясон вернулся на "Арго", он рассказал своим товарищам, что произошло во дворце Эета и какое поручение дал ему царь. Задумались аргонавты. Как быть им, как выполнить поручение Эета? Наконец, сказал Аргос:

- Друзья, во дворце Эета живет дочь его, Медея. Она - великая волшебница и одна лишь может помочь нам. Я пойду просить мою мать убедить Медею оказать нам помощь. Если поможет Медея, то никакие опасности не будут нам страшны.

Едва сказал это Аргос, как над "Арго" пронесся белый голубь, преследуемый коршуном. Голубь подлетел к Ясону и укрылся в складках его плаща, а коршун упал на "Арго".

- Это счастливое знамение богов, - воскликнул прорицатель Мопс, - сами боги велят нам просить помощи у Медеи. Смотрите, птица, посвященная Афродите, спаслась на груди у Ясона! Вспомните, что говорил Финей. Разве не советовал он нам молить о помощи Афродиту? Молите же богиню, она поможет нам. Пусть скорей идет Аргос к матери, она убедит Медею оказать нам помощь.

Послушались вещего Мопса аргонавты: они принесли жертву Афродите, и Аргос быстро направился во дворец Эета к своей матери.

Между тем Эет собрал на площадь всех колхидцев. Он сказал народу о прибытии чужеземцев и повелел сторожить "Арго", чтобы никто из аргонавтов не мог спастись бегством. Эет решил сжечь "Арго" со всеми героями, после того как погибнет Ясон на поле, посвященном Аресу; сыновей же Фрикса он решил подвергнуть мучительной казни.

Наступила ночь. Погрузилась в сон столица Эета. Покой воцарился всюду. Лишь нет его в чертогах Медеи. Над ее головой вереницей летают сны, один тревожнее другого. То снится Медее, что Ясон борется с быками, а наградой за победу должна служить герою сама Медея. То снится ей, что она сама вступает в борьбу с дышащими пламенем быками и легко побеждает их. То видит, как отказывают родители отдать ее в жены Ясону, - ведь не он победил быков. Разгорается спор между Ясоном и Эетом, сама Медея должна решить этот спор. Когда же решила она спор в пользу Ясона, то разгневала отца своего и грозно закричал он на нее. Проснулась вся в слезах Медея, хочет бежать к Халкиопе, но стыдится идти к ней. Три раза уже бралась она за ручку двери, но каждый раз возвращалась назад. Упала на ложе Медея и зарыдала. Услыхала одна из рабынь Медеи ее рыдания и сказала об этом Халкиопе. Спешит Халкиопа к сестре своей и видит, как лежит, рыдая, Медея на своем ложе.

- О, сестра моя, - говорит Халкиопа, - о чем плачешь ты? Уж не об участи ли моих сыновей льешь ты слезы? Не узнала ли ты, что хочет погубить их наш отец?

Ни слова не промолвила Медея в ответ Халкиопе, - ведь не о ее сыновьях плакала она, но, наконец, сказала:

- Зловещие сны снились мне, сестра. Гибель грозит твоим сыновьям и чужестранцу, с которым они вернулись. О, если бы боги дали мне сил помочь им!

Содрогнулась Халкиопа от ужаса, услыхав слова Медеи; обняв ее, молит она о помощи. Знает Халкиопа, что может Медея помочь Ясону своими чарами. И сказала Медея Халкиопе:

- Слушай, сестра, я помогу чужестранцу. Пусть придет он утром в храм Гекаты, я дам ему талисман, который поможет ему совершить подвиг. Обещай мне только хранить все в тайне, иначе погубит всех нас отец.

Ушла Халкиопа. Медея осталась одна. Противоположные чувства боролись у нее в груди. То боялась она идти против воли отца, то снова решалась помочь Ясону, которого так полюбила. Она даже хотела покончить с собой, приняв яд. Медея уже достала ларец с ядом, открыла его, но богиня Гера внушила ей неудержимую жажду жизни. Оттолкнула Медея ларец с ядом, забыла все свои сомнения, лишь о Ясоне думала она и решила ему помочь.

Лишь только занялась заря и розовым светом стали окрашиваться далекие снежные вершины Кавказа, как пришел Аргос к аргонавтам и сообщил им, что Медея согласилась помочь Ясону и просит Ясона прийти в храм Гекаты. Когда взошло солнце, Ясон отправился с Аргосом и прорицателем Мопсом к храму Гекаты. Богиня Гера сделала Ясона столь прекрасным, что даже аргонавты залюбовались, глядя на него.

Медея же между тем, встав рано утром, достала ларец с волшебными мазями и вынула из него мазь, которая называлась "масло Прометея". Она была приготовлена из сока корней растения, выросшего из крови Прометея. Всяким, кто натирался этой мазью, становился неуязвимым ни для железа, ни для меди, ни для огня; непоборимую силу приобретал он и на день становился непобедимым. Эту-то мазь и решила Медея дать Ясону. Позвала Медея рабынь и поехала в храм Гекаты. Радостно была на сердце у Медеи, она забыла все свои тревоги и думала лишь о свидании с Ясоном.

Вот и храм Гекаты. Вошла в него Медея. Ясона еще не было. Скоро пришел и Ясон. Взглянула на него Медея, и сильно забилось сердце в груди ее. Не может вымолвить слова Медея.

Долго стояли молча Ясон и Медея; наконец, прервал молчание герой. Он взял за руку Медею и сказал:

- Прекрасная дева, зачем опустила ты в землю очи? Зачем боишься меня? Неужели ты думаешь, что я таю злой умысел? Нет, не со злыми намерениями пришел я сюда. Я пришел молить тебя о защите. Только, молю тебя, скажи мне правду; помни, что лжи не потерпит в святилище своем Геката, не потерпит ее и Зевс, защитник всех молящих о помощи. Скажи, поможешь ли ты мне? Если ты поможешь, то прославят твое имя по всей Греции великие герои, пришедшие со мной сюда, в Колхиду. Вспомни, как велика слава дочери Миноса, Ариадны, помогшей великому Тесею.

Молчала Медея и лишь смотрела на Ясона глазами, полными любви. Прекрасна была она в своем смущении. Трепетной рукой достала она приготовленную волшебную мазь из-за пояса и подала ее Ясону. Чуть слышным голосом Медея сказала ему:

- Слушай, Ясон, вот в чем будет заключаться моя помощь: ночью омойся ты в реке; надев черные одежды, вырой глубокую яму на берегу и над ней принеси Гекате в жертву черную овцу, облив ее медом. Потом иди на корабль твой, но смотри - не оборачивайся. Услышишь ты голоса и яростный лай собак, но ты иди прямо и не бойся. Когда же наступит утро, намажь свое тело, копье, щит и меч этой мазью. Неодолимую силу даст тебе мазь, и выполнишь ты поручение Эета. Помни только: когда вырастут из земли воины, брось в них камень, и они начнут сражаться друг с другом, тогда напади на них. Возьми же мазь, с ее помощью ты добудешь руно. Вези тогда руно, куда хочешь.

Умолкла Медея. Печально затуманились ее очи от одной мысли о разлуке с Ясоном. Опустив голову, стояла Медея, полная грусти, и, наконец, промолвила:

- Ты уедешь, Ясон, к себе на родину, но не забывай меня, хоть изредка вспоминай Медею, - ведь я же спасла тебя.

Спросила Медея, откуда родом Ясон. Ясон рассказал ей об Иолке, о цветущей долине, где стоит он. Он звал Медею поехать с ним в Грецию. Обещал ей великий почет, обещал, что будут чтить ее, как богиню, в Иолке.

- О, если бы согласился Эет заключить со мной союз дружбы! - воскликнул Ясон, - о, если бы он отпустил он тебя со мной на мою родину!

- Нет, не бывать этому, - со вздохом, полным скорби, сказала Медея, - суров и неумолим мой отец. Возвращайся один на родину, только не забывай меня. О, как была бы я рада, если бы буйный ветер отнес меня на крыльях своих в Иолк, чтобы могла я напомнить тебе о себе, когда ты забудешь меня, когда забудешь, что я спасла тебя.

Слезы навернулись на глаза Медеи. Смотрит на нее Ясон, и овладевает им любовь к Медее. Он молит ее тайно покинуть дом отца и бежать с ним в Иолк.

Готова покинуть Колхиду Медея, разлука с Ясоном пугает ее, она боится, что не перенести ей этой разлуки. Плачет Медея от одной мысли о разлуке с Ясоном. Гера внушила ей желание следовать всюду за Ясоном. Хочет богиня, чтобы поехала в Иолк Медея; там с ее помощью Гера решила погубить ненавистного ей Пелия.

Простилась Медея с Ясоном; он обещал ей прийти опять в храм Гекаты, чтобы еще раз встретиться с ней и решить, что им делать. Весело ехала домой на своей колеснице Медея - она знала, что любит ее Ясон.

Наступила ночь. Одевшись в черные одежды, Ясон пошел на берег Фазиса и там в глухую полночь омылся в его быстрых волнах. Затем он вырыл глубокую яму и принес над ней, как велела ему Медея, жертву Гекате. Лишь только жертва была принесена, как содрогнулась земля и появилась великая Геката с дымящимися факелами в руках. Страшные чудовища и изрыгающие огонь драконы окружали Гекату, лаяли и выли вокруг нее ужасные адские псы. Окрестные нимфы с громким криком бежали, увидя Гекату. Ужас объял Ясона, но, помня слова Медеи, не оборачиваясь, шел он к "Арго", где ждали его друзья.

Лишь только наступило утро, как послали аргонавты Теламона и Мелеагра за зубами дракона к Эету. Эет дал им зубы убитого Кадмом дракона и стал собираться ехать на поле Ареса, чтобы посмотреть, как выполнит Ясон его поручение. Одел Эет свои доспехи, покрыл голову шлемом, сиявшим, подобно солнцу, взял в руки копье и шит, которые были по своей тяжести только впору Гераклу, и взошел на колесницу; ею правил сын его Абсирт. Собрались и аргонавты отправиться на поле Ареса.

Ясон натер копье, меч и щит волшебной мазью, а затем натерся ею и сам. Страшную силу ощутил он тогда во всем теле. Словно стальными стали его мускулы, тело его стало таким, словно оно было выковано из железа. Когда аргонавты на своем быстром "Арго" приплыли к полю Ареса, Эет уже ждал их, а кругом поля по склонам гор толпились колхидцы. Ясон сошел на берег, сверкая как лучезарная звезда, своими доспехами. Ясон пошел по полю, нашел на поле железный плуг и медное ярмо и, прикрывшись щитом, пошел отыскивать извергающих огонь быков. Вдруг выскочили оба быка из пещеры, и с неистовым ревом бросились на героя. Клубы огня вылетали у них из пастей. Прикрывшись щитом, ждет их герой. Вот налетели на него быки и со страшной силой ударили рогами в щит героя. Ни один человек не выдержал бы этого удара, но незыблемо, словно скала, стоял Ясон. Еще и еще налетают с ревом на него быки, вздымая клубы пыли. Одного за другим схватил Ясон могучими руками быков за рога и привлек их к плугу. Рвутся быки, они палят Ясона огнем, но невредим он, и не могут вырваться из рук его яростные быки. Запряг их в плуг Ясон с помощью Кастора и Полидевка. Погоняя копьем быков, Ясон вспахал все поле Ареса, засеял его зубами дракона. Окончив посев, выпряг быков Ясон, грозно крикнул и ударил их своим копьем. Как бешеные, помчались быки и скрылись в глубокой пещере. Окончена была первая половина работы, теперь нужно ждать, когда вырастут на поле воины. Пошел на берег Фазиса Ясон, зачерпнул шлемом воды и утолил жажду.

Но недолог был отдых Ясона. Вот на поле показалось из земли острие копья, за ним другое, еще и еще, и все поле покрылось как бы медной щетиной. Вот словно зашевелилась земля, и из нее показались шлемы и головы воинов. Вот уже покрылось все поле воинами в блестящих доспехах. Помня слова Медеи, схватил Ясон громадный камень; не под силу было бы сдвинуть его четырем сильнейшим героям, но Ясон поднял его одной рукой и далеко бросил его в толпу рожденных из зубов дракона воинов. Схватились за оружие воины и началась между ними кровавая битва. Бросился с мечом на воинов Ясон, одного за другим поражал он их, и вскоре все поле было покрыто убитыми воинами, ни одного из них не осталось в живых, все пали они от могучей руки Ясона.

Все поле покрыли они, подобно срезанным острым серпом колосьям, покрывающим плодотворную землю. Окончен был подвиг. С изумлением глядел на Ясона Эет, дивясь его нечеловеческой силе. Грозно сдвинул царь брови, гнев сверкал в его очах. Не промолвив ни слова, помчался он на своей колеснице в город, думая лишь об одном - как погубить ему дивного чужестранца. Ясон же, вернувшись на "Арго", отдыхал в кругу друзей своих, славивших его великий подвиг.

Вернувшись во дворец, Эет созвал на совет знатнейших жителей Колхиды. Далеко за полночь советовался с ними царь о том, как погубить аргонавтов. Эет догадывался, что лишь с помощью Медеи мог Ясон совершить подвиг. Чувствовала Медея, что грозит великая опасность и ей, и Ясону. Она не могла найти покоя в своих пышных чертогах. Сон бежал от ее глаз. Встала она ночью со своего ложа и тихо покинула дворец Эета. Тропинками, известными лишь ей одной, идет она к берегу Фасиса, туда, где пылает яркий костер, разведенный аргонавтами. Подойдя к костру, позвала она Ясона и младшего сына Фрикса, Фронтиса. Медея сказала Ясону, какие злые предчувствия тревожат ее, и убедила его немедленно идти с ней за руном. Ясон надел свои доспехи и пошел в священную рощу Ареса. Все кругом окутано было тьмой, лишь в роще сверкало золотым блеском руно, висевшее на священном дереве. Когда Медея с Ясоном вошли в рощу, поднялся страшный дракон, извергая пламя. Призвала Медея могучего бога сна Гипноса. Страшные заклинания шепчет она и льет на землю волшебные зелья. Упал на землю дракон, еще поднимает он ослабевшую голову, но окропила его Медея снотворным зельем, закрылась пасть его, сомкнулись сверкающие огнем глаза, и, охваченный сном, растянулся он у дерева, на котором висело золотое руно. Ясон снял руно, он спешил вернуться скорее на "Арго".

В удивлении толпились герои вокруг Ясона и Медеи, рассматривая золотое руно. Но некогда было медлить, нужно было покинуть Колхиду, прежде чем узнает Эет о похищении руна. Обрубил Ясон канаты, которыми привязан был "Арго" к берегу, схватились за весла герои, и, как стрела, помчался "Арго" вниз по течению Фасиса, к морю. Вот и море. Налегают на весла герои, птицей несется по волнам "Арго", все дальше и дальше Колхида.

Рано утром Эет узнал о похищении золотого руна и о том, что Медея бежала вместе с аргонавтами. В неистовый гнев пришел Эет. Он созвал колхидцев на берег моря. Но далеко уже "Арго", не видно его среди волн моря. Эет повелел собираться в погоню колхидцам.

Он грозит им смертью, если не настигнут они аргонавтов. Спустили колхидцы корабли и, с сыном Эета Абсиртом во главе, пустились в погоню за аргонавтами.


Теги:Миф, Мифы древней Греции, онлайн миф, Легенда, мифы древней греции краткое содержа, греция легенда, Мифы Греции, мифы древней, мифы читать, миф правда


Читайте также

Комментарии (0)
avatar